Когда ты ждешь. Глава 6. Около меня.

Эпиграф: Нас гонят прочь. И мы уходим. Ясно.
Всё ж гордость чаще посильней любви.
Не расспросив и не простив друг друга,
Садимся на чужие корабли…
Плывём. Плывём. Сквозь бури и туманы.
Ломаем копья. Рвёмся в смертный бой.
Чего-то ищем… Снова лечим раны…
Ну, а причина?
— Быть хотел. С тобой…
(А.Коноров.)
Марченко ехал домой и думал о Марине. Очень нехорошо думал…Неприятные сомнения и догадки все больше одолевали и мучали его:
— Вот что это все значит? Неужели она и вправду посмела завести себе кого-то? Да, что тут голову ломать? Маринка не отвечает на мои звонки и сообщения, дома ее не застать…Точно, загуляла с кем-то, сука. Как она могла?…
Гена остановил свой автомобиль и в бешенстве стал бить кулаками по рулю, матерясь и вслух выкрикивая ругательства. Он очень злился… Вышел из машины, пнул ногой по колесу, закурил и тут же бросил сигарету, с остервенением растоптал ее, повторяя вслух:
— Ну, если она и в самом деле…, я этого так не оставлю! — Геннадий снова сел за руль, завел двигатель, развернул машину и поехал обратно к Марине.
Подъехав к дому, в ее окне Гена увидал свет, и вся злость моментально улетучилась, как дым. И вернулось восхитительное чувство предвкушения, которое всякий раз охватывало все его существо, будоражило кровь, когда он был близок к цели. Гена снова поплыл:- Только Мариночка умеет так самозабвенно дарить свою любовь, и только с ней я чувствовал себя полным властелином женщины, почти божеством. Да она боготворила меня! — Гену уже потряхивало от восторга и нетерпения Он выскочил из машины, закрыл дверь и с ключом в руках полетел …
Пока Марина кулинарила на кухне, капитан Поляков сидел в комнате и возился со своей Ридой. Собака слишком громко и энергично выражала свою радость от встречи с хозяином, и Андрей старался успокоить и приласкать любимицу.
Когда раздался звонок в дверь, он крикнул Марине:
— Там кто-то звонит, слышишь? Это, наверное, к тебе!
— Андрей, что? Я не поняла.
Он пошел на кухню, увидел, как Марина что-то режет, наклонившись над столом, послушал шкворчанье масла на сковороде под негромкую музыку, доносящуюся откуда-то, и ощутил свою сопричастность к этому действу, к Мариночке…Он подошел и обнял ее…От нежности и ощущения домашнего тепла, счастья ему уже сдавило горло:
— Ты все это готовишь для нас?
— Для тебя, Андрей, — она положила голову ему на плечо, — Я люблю готовить, а для себя одной совсем неинтересно возиться, тем более, что я ем, как птичка.
— Птичка.., — повторил Андрей, еще сильнее прижал ее к себе и сказал:
— Марина, я люблю тебя !
Звонок звучал все настойчивее, потом послышался грубый стук в дверь.
— Надо пойти посмотреть, кто это так ломится к тебе. Марина, ты кого-нибудь ждешь?
— Да нет, никого не жду…
— Тогда я открою, ладно?
Капитан Поляков пошел в коридор, Рида побежала за ним, а Марина с ужасом подумала:
— Господи, хоть-бы это был не Гена!
Андрей открыл дверь и в дом ввалился Геннадий. Он с ненавистью посмотрел на Риду, на Андрея и с издевкой, по-хозяйски спросил:
— А! Снова ты, офицер? Опять собаку свою пристраиваешь? Зачем ты ее заводил, если тебе ее не с кем оставить? Или ты уже и сам решил здесь пристроитья?
Вышла Марина. Геннадий в своем запале и не заметил, что его желанная Мариночка смотрит на него теперь не как на своего властелина, а совсем по-другому, и продолжил грубо куражиться дальше:
— А, вот и хозяйка. Привет, Мариночка. Ну, товарищ, пора. Вы покинете нас? Как вас там, майор?
— Капитан, — коротко поправил Андрей и спросил : — Марина, мне уйти?
— Нет, Андрей, ты мой гость, а уйти должен вот этот господин. Слышишь, Гена?
— Что? Что ты сказала, детка, гонишь меня? Ах, вот оно что, не нужен уже стал, да? То то я звоню, а ты не отвечаешь, снюхались уже … Тварь, стерва, шлюха !
Андрей одернул Геннадия:
— Прекратите оскорблять Марину!
Марченко оценивающе посмотрел на соперника и с ненавистью подумал:
— И вот этот белесый вояка без роду и племени, завладел сердцем моей Мариночки, которая совсем еще недавно вся принадлежала мне и только мне ? — а вслух он сквозь зубы процедил:
— А тебя, офицерик, не спрашивают, не суйся, сопляк!
Последовал глухой удар, Гена сложился пополам, сполз на колени и издал какой-то странный, противный, похожий на стон, звук. Марина с ужасом смотрела на эту картину. Жалкий бизнесмен не спешил менять свою позу, он боялся боли, а от этого вояки можно было получить и еще …
Собака зарычала, Андрей взглядом приказал ей молчать.Он чувствовал себя правым и спокойно посмотрел на Марину. А она почувствовала вдруг такую горечь, разочарование и не могла понять, почему это все случилось с ней. Марине было стыдно, горько, она считала себя виноватой.
Ведь ей казалось, что она любила этого Гену, ждала его, хотела детей….А теперь в ее жизни появился Андрей, и он сказал, что любит ее… Может и с ним все это тоже обман, иллюзия… Как в этом разобраться, кому верить?
— Господи, как мне плохо! Оставьте меня все в покое, убирайтесь оба, видеть вас не могу!
Андрей взял поводок, пристегнул к ошейнику Риды, и не посмотрев на сидящего все еще на полу Гену, направился к выходу. У двери он обернулся и коротко сказал:
— Прости, Марина!
Он вышел и аккуратно закрыл за собой дверь.
Геннадий выдохнул и снова ощутил надежду, подумав:
— Женщины всегда жалеют слабых, поэтому мы и выжили в этом мире, она не прогонит меня, — но Марина быстро развеяла эти химеры, презрительно бросив:
— Ты долго собираешься тут сидеть? Убирайся тоже.
Геннадий встал, отряхнул брюки и посмотрел на дверь, грозно заявил:
— В следующий раз я покажу ему!
— Пошел вон! Ты уже показал все, на что способен! Спасибо, что раскрыл мне глаза.

Продолжение следует.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.